Лоскутки

прот. В. Чаплин

страниц  -  192
год издания  -  2007
обложка  -  мягкий переплет
формат  -  120х165





  


Сборник зарисовок, сделанных заместителем председателя Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви протоиереем Всеволодом Чаплиным - человеком, погруженным в общественную, государственную и церковную жизнь - будет интересен многим.

см. также    Протоиерей Всеволод Чаплин о своих "Лоскутках"

 

Несшитое и разноцветное. Рецензия на книгу о. Всеволода Чаплина "Лоскутки".

Наконец вышли в виде книги "Лоскутки" протоиерея Всеволода Чаплина. До сих пор они публиковались в нескольких газетах и журналах, а затем воспроизводились на интернет-сайтах. Автор объединил краткие зарисовки, сделанные им в 2005-2006 годах, в несколько тематических блоков: "Дух и плоть", "Церковь", "Мы и Запад", "Пространство культуры", "Идеи и жизнь" и т.д. Особняком стоят "Истории - веселые и поучительные". Это небольшое собрание церковных анекдотов, былей и небылиц, причем, как правило, ранее не публиковавшихся (что радует, поскольку "церковный юмор" все больше обрастает косматыми бородами и почти весь восходит к одному источнику - книгам протоиерея Михаила Ардова). Впрочем, и перед "Историями", и, что неожиданно, после них "Лоскутки" говорят о вещах серьезных, порой даже пугающих. Судя по всему, дав волю анекдотам и семинарским байкам, автор решил сделать для читателя карнавальную "паузу" между рассуждениями о том, что и с кем будет происходить в аду, о внутреннем несчастье наркоманов и проституток, о "творчестве разрушения", о внутренней безысходности Джона Леннона, о духовном одиночестве Запада, о мести истории большевикам и даже… о возможном отказе США от девальвирующегося доллара.

Текст вроде бы политкорректный. Если Всеволод Чаплин кого и ругает - так абстрактно, будь то либералы или младостарцы, русский характер или американский гегемонизм. Если кого называет по имени - то обычно с похвалами или с дружеским подтруниванием. Но дух "мира сего", который автор обличает иногда с пафосом, а иногда с горькой иронией, владеет умами и душами слишком многих людей. А значит, они могут узнать себя в отрицательных героях "Лоскутков" и даже в описанных там обитателях геенны.

Отдельный блок посвящен Церкви - времен советских, перестроечных, нынешних и будущих. Чувствуется, что мысли о жизни духовенства и мирян, об их взаимоотношениях действительно выстраданы автором, а не написаны "на злобу дня" или вообще "на злобу". Всеволод Чаплин рассказывает о собственном внезапном обращении к Христу, об опыте общения с протоиереем Александром Менем, протоиереем Димитрием Дудко, архиепископом Никоном (Фомичевым) и другими известными церковными деятелями конца прошлого века.

Именно в разделе "Церковь" содержатся две лучшие лоскутные фразы. Первая: "А моя религиозная потребность - изменить мир любовью!" Это из ответа архиерея советскому "уполномоченному" в 1980-е годы. А вот вторая: "Надо помнить, что мы - одна Церковь. И члены Союза хоругвеносцев, и "меневцы" с "парижанами"… Иначе наши противники и дальше будут, потирая руки, ждать раскола".

Концентрация мысли в этих небольших текстах - предельная. И ощущение легкости сего чтива, возникающее поначалу, вскоре быстро исчезает. Автор берет на себя смелость говорить с современником, который подчас ищет просто "утешения", языком жесткого евангельского обличительства, православного догматизма и политического реализма. Кто-то назовет это жестокостью. Кто-то в очередной раз обвинит протоиерея в насаждении клерикализма (хотя что ж еще ему насаждать?). Кто-то постарается просто не заметить ряд сложнейших вопросов, поднятых как бы походя (например, предложение пацифистам построить свое государство без армии и без "органов", а политикам - добровольно сообщать перед выборами, принадлежат ли они к тайным обществам).

Вообще половина зарисовок вполне достойна того, чтобы стать темами отдельных круглых столов. Но автор, похоже, дискуссий не любит: вместо того чтобы написать серию статей, которые можно было бы обсудить в "Живом журнале", он довольствуется краткими декларациями, не предполагающими ответа. Это, между прочим, существенно сокращает пространство обсуждения "Лоскутков", а обсуждать в них есть что.

Форма ультракоротких текстов для Православной Церкви не новая, но основательно подзабытая. Так писали Феофан Затворник, Иоанн Кронштадтский, Сергей Фудель. Впрочем, то, что работало в веке позапрошлом или в начале прошлого, когда любая книга сразу же обсуждалась всей невеликой культурной средой, сегодня не работает. Без интернета, без читателя-собеседника, без интерактивности, к которой его нужно активно приглашать. Поэтому главное наше пожелание автору, который, наверное, продолжает работать над "Лоскутками", - это "больше диалога". В том числе и в форме блога.

Денис Пономарев
 

20 лет из жизни Церкви. Рецензия на книгу о. В. Чаплина "Лоскутки"

В книгу протоиерея Всеволода Чаплина «Лоскутки» вошли короткие истории, описывающие самые различные события, свидетелями которых стал автор в течение своей жизни. Тут описаны и юность, когда он только-только решил принять крещение, и первые годы в сане священнослужителя, и совершенные на посту заместителя председателя Отдела внешних церковных сношений поездки за границу и встречи с зарубежными иерархами. Есть и просто мысли, возникшие после изучения истории Русской Православной Церкви последних столетий, идеи, пришедшие с жизненным опытом. За чтением книги Всеволода Чаплина мне иногда начинало казаться, что автор долгое время сидел где-то неподалеку в те часы, когда я вел длинные беседы со своими товарищами. Автор словно слушал, о чем я спрашивал, какими вопросами был так или иначе заинтересован, а потом взял и написал «Лоскутки». В жизни каждого человека (в чем лично я после прочтения убедился), регулярно ли ходящего на службы и соблюдающего обряды, а может быть только начинающего приобщаться к религии, проскальзывают одни и те же вопросы, проблемы. Многие из них освещаются на страницах книги. В ряде глав автор обращается к тому, что мешает современному человеку, в первую очередь россиянину, вести полноценную духовную жизнь, какие преграды встают сегодня на дороге в храм и уводят от него. Столько существует людей, которым вера небезразлична, для которых религия – это не пустой звук, но которые по каким-то причинам не могут все-таки собраться с силами и прийти к ней так, чтобы остаться надолго.

Отец Всеволод не пускается обвинять кого-либо в сложившейся ситуации, не ищет виноватых и в других бедах, которые обрушились к началу нынешнего века на Церковь, но в то же время указывает на то, что, по его мнению, послужило причиной этому. Автор отмечает ту ответственность, которую несут священнослужители за свою паству, паству, которой долгое время не было возможности объяснить ее ошибки и заблуждения, и, глядя на которую нужно было понять ошибки собственные. Не скрывая рассказывает о том, что беспокоит его в жизни и работе современной Русской Православной Церкви. «Главная наша беда – разобщенность. У нас немало сил. Каждый день в интернете мы видим новости о православных, благотворительных и миссионерских инициативах, о новых книгах и фильмах, о концертах, выставках, конференциях. К сожалению, часто люди параллельно делают одно и то же дело, не зная об опыте друг друга...Если мы это не преодолеем, нам никогда не возродить веру в народе».

Многие воспоминания, изложенные в «Лоскутках», относятся к перестроечным годам и ко времени России девяностых. Большинство читателей, скорее всего, имеют достаточно размытое представление о быте Церкви и священников в это время, тогда лишь немногие могли серьезно приобщиться к жизни религиозных организаций. Вроде бы все события, о которых в книге говорится, идут вразнобой: не разложены по периодам, постоянно пересекаются с воспоминаниями других лет. Но, прочитав, понимаешь, что перед глазами предстают, как наяву, и встречи верующих на квартирах священников, и работа первых церковных общественных организаций, и конфликты с различными противниками Церкви. Лоскутков много, но всякий из них нарисован так живо, что сразу же откладывается в памяти.

Ряд глав знакомит читателя с противоречиями между различными конфессиями, свидетелем которых отец Всеволод становился во время своих заграничных командировок. Эта часть книги будет, как мне кажется, очень познавательной для тех, кто любит рассуждать о взаимоотношениях Русской Православной Церкви с протестантами и Ватиканом, но при этом не знает о них практически ничего. Читая, понимаешь, насколько мало знаем мы о духовной жизни западных людей и насколько предвзятое у нас о ней представление. «Беседуя с жителями Западной Европы – верующими и неверующими, - многократно ловил себя на мысли, что в них сохраняется внутренний надлом по отношению к собственной христианской традиции. С одной стороны, большинство жителей Запада рассталось с нею навсегда, похоронив ее под пеплом революций и под ворохом рекламных проспектов церковного обновления. Но им до сих пор ее ностальгически жалко – ведь при ней было так уютно...»

Воспоминания - это всегда не только и не столько даты и события, сколько люди, зачастую, менее всего стремившиеся притягивать всеобщее внимание. Отец Всеволод описывает многих священников, кто просто занимался своим делом, выполняя свою работу так, как считал нужным. Многих из этих людей уже нет в живых сегодня, большинство из них никто никогда и не вспомнит. Однако именно на них держалась православная вера в те годы, когда так легко было заблудиться в водовороте политических, экономических и социальных перемен, потрясавших рассыпающийся уже Советский Союз, а затем и молодую Российскую Федерацию. Так, сейчас, ввиду обострения отношений между Россией и Украиной, почти забылись десятки и сотни украинских священников, которые защищали православные приходы в годы хрущевских гонений на Церковь.

Помимо многочисленных историй, «Лоскутки» наполнены и размышлениями отца Всеволода о миссии Церкви на Земле. Ведь у всяких воспоминаний должен быть какой-либо смысл, поучительный смысл, ведь, в противном случае, воспоминания сведутся к бесцельному ностальгированию по давно ушедшим временам, оставшимся в памяти непонятно почему. Все то, чему автор стал свидетелем за годы своей жизни, помогло ему составить твердую точку зрения на происходящее в мире, которую он и хочет дать понять любому читателю, взявшему эту книгу в руки. «Нередко говорят, что нельзя воцерковить все современное общество. Пусть так. Но в замкнутом кругу нам не выжить. Хотя бы потому, что общество сейчас становится все более идеологизированным. В нем принято «верить в остутствие веры» - верить истово, фанатично, нетерпимо. Обитатели «православного гетто» рискуют тем, что их дети с радостью вырвутся из него, влекомые поводырями «мира сего». Вот почему в этот мир нужно идти, пока он не пришел за нами».

Денис Мальцев
 

«Невысказанные мысли и невыраженные переживания» отца Всеволода Чаплина

Почему же до сих пор существует представление о «мрачной», «охранительной», «подавляющей» и «запрещающей» Церкви?

На то есть свои причины. Во-первых, дефицит просветительской литературы современных пастырей, как следствие спада интереса к чтению, в том числе духовных произведений; во-вторых, зачаточное состояние миссионерства и недостаток талантливых просветителей, ведущих беседу с паствой на равных, не устрашающих греховные чада, а разъясняющих. В-третьих, отсутствие прямого диалога подрастающего поколения и Церкви – безусловно, очень трудно найти нужные и понятные слова проповеди человеколюбия для нигилистски настроенной молодежи.

Отец Всеволод Чаплин в своей книге «Лоскутки» хочет донести до читателя, что «Христианство – это не система запретов. Это путь, который должен отнимать у человека само побуждение ко греху». И в первую очередь необходимо «вести эти путем молодых», но по-особому, не впадая в скупую нравоучительность, не пугая их «адскими муками, а просто почаще показывать результат греха – людей, разрушенных телесно и духовно».

Книга «Лоскутки» – своеобразные заметки на полях, литературные зарисовки отца Всеволода о духовной жизни, о встречах с известными людьми, о миссионерских поездках, и в то же время это остроумные и поучительные были и притчи.

Автор ведет повествование неспешно, как в приятной дружеской беседе, о недавнем прошлом Русской Православной Церкви и жизни современного общества.

Сам автор адресует этот сборник «пастырям и мирянам Русской Православной Церкви». Но мне кажется, эта книга больше скажет именно для людей, далеких от церковной жизни. Она не содержит заумностей и сухого наставничества, читается на одном вздохе и требует продолжения. Ведь о мировоззрении церковного человека, его христианском пути читать всегда интересно и полезно.

Возможно, читателям книги «Лоскутки» и не станет ближе уклад церковной жизни, не ринутся они совершать духовные подвиги и богоугодные дела. Но увидят они, как из коротких заметок, как из маленьких лоскутков, с помощью невидимых нитей сплетется для них полотно человеческой судьбы – не как плод самовосхваления для подражательства, а для лучшего понимания нашей культуры, истории, нас самих.

Юлия Денисова
 

Причудливый узор «Лоскутков». Рецензия на книгу о. В. Чаплина "Лоскутки"

Несколько дней назад мне в руки попала свежеизданная книга под названием «Лоскутки» протоиерея Всеволода Чаплина – плод сотрудничества издательства «Даръ» и журнала «Фома». До этого, путешествуя по православному интернету, мне доводилось просматривать статьи о. Всеволода (Всеволод Чаплин – заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви), посвященные серьезным вопросам, написанные строгим официальным языком, - впрочем, как того и требовала тематика. Если же это были статьи, что называется, на злобу дня, то твердость позиции о. Всеволода, его прямолинейность и бескомпромиссность в некоторых вопросах не давала равнодушно пройти мимо, а оппонентов, исходящих злобой, лишала покоя.

Честно скажу, что, открывая книгу, я думала найти в ней то же самое: серьезные, несколько скупо и строго выраженные мысли. Так, казалось мне, и подобает говорить священнослужителю. Лишь название «Лоскутки» никак не увязывалось с моим представлением о содержимом этой небольшой книжки карманного формата.

Поучения, наставления, пояснения – я ожидала найти в ней все, что угодно, но только не живое и искреннее слово человека, которому дорого наше отечество, дороги люди, дорога Церковь… Почему же могу назвать это слово «живым»? Потому что в нем нет лжи и лицемерия в угоду кому бы то ни было. Потому что в нем выразилось то, что было на сердце, – не только радость, но и боль, и горечь от видения пороков и несовершенств нашего общества. И, одновременно, любовь. Это не отрешенный и безразличный взгляд со стороны или свысока. Это не разговор высшего с низшим, просветленного с заблудшим. Это открытый, не затуманенный предрассудками, взгляд вокруг, в первую очередь на то, что есть земная Церковь, и на людей, составляющих ее – как священнослужителей, так и «рядовых» прихожан.

Читая раздел «Веселые и поучительные истории» я в очередной раз убедилась, что шутка и чувство юмора – вещи, не противоречащие священническому сану. Не в состоянии удержаться от улыбки или даже сдержать смех, читая эту главу, я ловила на себе недоуменные взгляды попутчиков по метро, видевших у меня в руках книгу, на последней обложке которой помещена фотография священника в рясе и с крестом. К сожалению, большинство соотечественников до сих пор ставят знак равенства между рясой и занудством…

Приведу лишь один из «лоскутков»:

«В Ярославской епархии мне рассказывали, что местные жители любые спиртные напитки называют вином. Приехал в деревню новый священник, сам родом с юга, и старушка на исповеди ему говорит:
       - Зять у меня вино сильно пьет.
       Батюшка удивился:
       - Вино?! Сухое, что ли?
       - Какое сухое? Мокрое, белое, сорок градусов…»

Вместе с этим, хотя книга и читается на одном дыхании, ее нельзя отнести к разряду легковесного чтения. Все без исключения разделы книги, будь то «Дух и плоть», «Церковь», «Россия», «Конфессии», обращают внимание читателя на серьезные духовные и нравственные проблемы современного мира, затрагивают насущные и животрепещущие вопросы.

Разве не таким должен быть современный голос Церкви? Разве не пора выйти из гетто и обратиться к народу таким образом, как народ этого ждет, разве не время сказать то живое слово, которое он жаждет услышать из уст батюшки?

Именно такое слово услышала я, читая «Лоскутки». Дай Бог, чтобы эта книга, в настоящий момент стоящая особняком на фоне издающейся православной литературы, не потерялась в море новинок, но нашла бы своего читателя и донесла до него тот свет, которым она наполнена.

Ирина Стрижова